СТРУКТУРА

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ

КОНКУРСЫ

9 апреля 2019

Подведены итоги конкурса на лучшую ветеранскую организацию в 2018 году
17 апреля 2018

Подведены итоги конкурса на лучшую ветеранскую организацию в 2017 году

ПОИСК

Ноя 29

Время созидателей. У ядерного «щита»

Фастовы Зоя Георгиевна и Николай Николаевич по приглашению Юрия Кондратьевича Воскресенского в 1975 году приехали на Курскую АЭС. В Томске они вместе с Ю. Воскресенским работали на химкомбинате и хорошо знали друг друга.
Свою трудовую деятельность она после окончания института начала в городе Томске «Почтовый ящик № 5» в строительном управлении «Химстрой».

Зоя Фастова (Беляева) родилась в городе Можга Удмуртской АССР.

Ей, как и всем детям войны, с малых лет пришлось трудиться на различных сельскохозяйственных работах и уже в 13 лет для воюющей армии заготавливать древесину. Маленькие дети ручными пилами пилили и валили огромнейшие деревья, топором обрубали сучья. Худенькая, маленького роста, она почти ребенок, с мозолями на руках старалась в работе не отставать от более взрослых детей.

Зоя Георгиевна рассказывает: — Даже малые дети понимали, с какими трудностями борется страна и старались, как могли, оказать помощь Родине. Работали от зари до зари, все для фронта, все для победы.

На пропитание по карточкам выдавали всего по триста граммов хлеба.
Жители тыла этот хлеб называли «гражданский». В состав хлеба, помимо муки, добавляли отруби, опилки, мороженый картофель, хвою. Изможденные, голодные, в штопаной одежонке, своим недетским трудом эти дети в далекой от фронта Удмуртии приближали День победы.

Из воспоминаний детства у Зои Георгиевны и тот факт, как каждое лето из Ижевска в Можгу приезжали артисты и в летнем театре ставили постановки. Здание театра располагалось в деревянном бараке городского парка. В основном ставили классику по произведениям А.Н. Островского, А.П. Чехова, Н.В. Гоголя. Худенькой Зое вместе с детьми удавалось, минуя контролера, путем проема в заборе из — за слабо закрепленной доски, протиснуться в парк. В выбранную щель барака — театра, затаив дыхание, она стояла и завороженно, не шелохнувшись, смотрела спектакль. Иногда на последнем антракте детям удавалось забежать в театр.

Зоя любила читать книги. Поскольку керосина для ламп не было, под лучиной засиживалась до глубокой ночи, а утром принималась все в саже отмывать худенькое личико. Детским умом понимала: путем упорного труда и отличной учебы все можно осуществить, что видела в спектаклях и читала в книгах. Училась хорошо, преподаватель математики на каждый день задавал ей дополнительное, более сложное задание. Старался у девочки глубже развить математические способности. С отличием она окончила десять классов. Для поступления в высшее учебное заведение город был выбран заранее. Насмотревшись спектаклей и прочитав большое количество книг, выбор пал на культурную северную столицу страны — Ленинград.

В 1946 году в одном платьице и поношенной курточке из искусственного меха Зоя приехала в Ленинград. Поступила в химико-технологический институт им. Ленсовета на факультет неорганических производств. Общежитие для иногородних студентов было тут же при институте. Это было приспособленное под общежитие полуразрушенное здание, которое почти не отапливалось. В комнатах проживало до двадцати студентов. В холодное время года, чернила в чернильницах замерзали и студентам приходилось своим дыханием их отогревать.

Всем студентам выдавали суточные карточки на 700 граммов хлеба, а также продовольственные в столовую, куда входил набор из масла, сахара, круп, мяса, макаронных изделий, овощей. При каждом посещении столовой из этой карты вырезались съеденные граммы продуктов.

Однажды студенты общежития попросили Зою отоварить в продовольственном ларьке на хлеб свои карточки. Положив карточки в наружный карман курточки и получив сдачу денег за приобретенный хлеб, она машинально проверила, а где же оставшиеся карточки. В кармане их не оказалось. Сзади стоял огромнейшего роста детина. Сразу пронзила мысль, а как же теперь нам жить без карточек! Схватила этого бугая за куртку и резко рванула. Из-под полы его куртки посыпались ее карточки. Студенты были спасены. Вор сразу пустился в бега. Жители-блокадники пытались его догнать, но тщетно.

По окончании ВУЗа ее, как лучшую по успеваемости на курсе, отправили в Москву для дальнейшего распределения на работу. По указанному адресу в Москве, куда она прибыла, находились одни военнослужащие. Ей предложили работу в Томске или Красноярске. Выбор пал на Томск, тем более и от попутчика в вагоне поезда была наслышана, что Томск — это культурная столица Западной Сибири, город студентов и ученых.

По приезду ей выдали пропуск на предприятие «Почтовый ящик № 5». Здесь была развернута огромнейшая строительная площадка, где трудились десятки тысяч людей. Рабочую силу в основном составляли заключенные и солдаты. Из зданий — одни бараки, где размещались столовая, казармы, общежития, клуб, административно-бытовые помещения. К работе приступила в должности инженера управления «Химстрой».

Как грамотного и знающего специалиста, ее срочно назначают начальником лаборатории ИТК кирпичного завода. Зоя Георгиевна вспоминает, что на этом заводе производственные мощности были огромные, а вот рабочих не хватало, из специалистов был только директор завода. Лаборатория не оснащена и, естественно, встал вопрос, как и чем делать анализ сырья. Выручило здравое мышление. Рядом находился Томский политехнический институт, где была и кафедра вяжущих. Обратилась к заведующему кафедрой П.Г. Усову. Молодому специалисту была оказана соответствующая помощь, — выделено место в лаборатории кафедры и все необходимое для проведения анализа.

Профессор Усов предлагал Зое Георгиевне в Томском политехническом институте читать лекции на кафедре технологии вяжущих. Но в заводском отделе кадров читать не разрешили.

Позже в Томском политехническом институте она повстречала своего будущего мужа Фастова Николая Николаевича.

После окончания института Н. Фастов работал инженером в конструкторском бюро химкомбината.

Жила в бараке, в отдельной комнате, где кровать, стол и стулья были изготовлены заключенными.

З. Фастова работала на самой большой стройке в Западной Сибири инженером управления промышленного производства, где начальником стройки был генерал М. Царевский.

За исполнительность, усердие в работе и грамотность Зою Георгиевну в 27 лет назначают начальником двух цехов, архитектурных и мозаичных работ. В цехах работали только политические заключенные. Пришлось их обучать, читать им технические лекции. При каждом выступлении ей до боли было жаль этих людей. В клубе барачного типа набивалось до 250 человек в серых фуфайках и шапках одинакового покроя. Как говорит Зоя Георгиевна: «Никогда при выступлении на лекциях не слышала такой тишины от аудитории, как на этих». Заключенные были благодарны ей за то, что она способствовала в выполнении ими производственных заданий более 151 % . Заключенные работали самоотверженно. Только с таким процентным выполнением производственного задания осужденные могли рассчитывать на сокращение им срока пребывания в лагере. Ей приходилось на других предприятиях нередко для своих работников искать дополнительную работу. Приписки были исключены, как она говорит, — за это можно было попасть уже к другому роду заключенных.

Позже З. Фастову назначают председателем объединенного профкома «Химстрой», куда входило еще три монтажных управления, только заключенных было более 20 тысяч человек.

И здесь Зоя Георгиевна не сидела сложа руки, организовывала соревнования «Лучший по профессии». Участие в них принимали строительные коллективы всего «Химстроя». В каменной кладке, отделочных штукатурных и малярных работах, был такой соревновательный задор, что за рабочую смену удавалось выполнить огромный объем работ. Это был еще и прорыв на предпусковых объектах. Победителей награждали не только дипломами и вымпелами, их поощряли денежными премиями, повышали производственные разряды по специальности, отправляли отдыхать в дом отдыха «Синий Утес». Чтобы строители активно отдохнули, Зоя Георгиевна в дом отдыха отправляла артистов художественной самодеятельности «Химстрой».

Зою Георгиевну в Томске-7, теперь это город Северск, жители города восемь раз подряд избирали Депутатом городского совета. Она была избрана председателем депутатской комиссии в городе по культуре. На последнем для неё заседании городского совета в Северске, депутаты постановили присвоить ей звание «Почетный депутат города Северска».

По прибытию на Курскую АЭС Зое Георгиевне было поручено сформировать профсоюзную организацию. Профсоюзная организация атомной станции входил в постройком Управление строительства. Численность работающих на станции увеличилась. Назрел вопрос о создании своей профсоюзной организации.

С этой задачей З. Фастова успешно справилась и в 1975 году на Курской АЭС была создана своя профсоюзная организация.

Зоя Георгиевна дала согласие только на один год возглавить сформированный профком.

Все последующие годы до выхода на заслуженный отдых, работала старшим инженером ПЭО и была заместителем председателя профкома.

Из всех ее славных дел атомщики помнят, как в 1976 году при распределении жилья на улице Космонавтов в доме 16, Фастова лично приняла решение, — атомщикам в этот дом вселяться. При распределении жилья в этот дом был подписан и согласован договор между управлением строительства и дирекцией станции по такому порядку заселения — первый подъезд под строителей, второй — работникам станции. В первый подъезд вселили строителей. Но почему-то руководство стройки и города от принятого ранее решения отказались и хотели заселить во второй подъезд строителей. Атомщикам предложили потерпеть, подождать. А сколько ждать, не сказали. Директор станции В. Горелихин находился на больничном, и участия в разрешени возникшго конфликта не принимал. Решение приняла председатель профкома станции Зоя Георгиевна Фастова. За этот «самовольный захват» жилья ей в горкоме партии после разбирательств и унижений был объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку.

Когда персонал станции обратился к вновь созданному профкому о неудовлетворительном питании в столовой ОРСа, где продуктовый набор был настолько не подобающим, что пришлось вмешаться постройкому. Зоя Георгиевна говорит: «Вы понимаете, что на второе блюдо атомщикам постоянно входил один и тот же продукт — коровье вымя или легкие. Он вообще не отвечал лечебно-профилактическому питанию для работников станции». З. Фастовой пришлось вступить в конфликт с руководством ОРСа. В скором времени лечебно-профилактическое питание в столовой стало отвечать всем требованиям.

Зое Георгиевне пришлось сделать много славных дел, участвуя в создании ядерного щита нашей Родины. Она внесла свою большую личную долю в этот общий труд, который теперь так востребован всеми нами, ныне живущими. Еще девочкой, девушкой, женщиной она днем и ночью, на каком бы посту ни была, не считаясь со временем, погодными, бытовыми и иными условиями, с юного детства готова была выполнить любое производственное задание для своей Родины. Зоя Георгиевна — «Ветеран атомной энергетики и электрификации».

Муж Зои Георгиевны, Николай Николаевич Фастов, также уважаемый атомщик, работал заместителем начальника турбинного цеха Курской АЭС.

На прощание она мне сказала: «Очень люблю людей и всегда старалась им помогать, делать добро».

В свои 89 лет она неразрывно связывает жизнь с атомной промышленностью, атомной станцией, где, по ее словам, работали и работают замечательные люди, грамотные специалисты, патриоты своей страны.

Статья и фото Юрия Муханова,
сотрудника пресс-центра Курского филиала МООВК "Росэнергоатом", члена Союза журналистов России

+7 495 783−01−43 доб. 1192
+7 495 647−41−50 доб. 1192
Почтовый адрес: Москва, 109507, ул. Ферганская, 25
e-mail: info@moovk.ru
Межрегиональная общественная организация ветеранов концерна «РОСЭНЕРГОАТОМ»
© 2012 все права защищены
© 2012 Заказать сайт-визитку Brand Energy
Top