СТРУКТУРА

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ

КОНКУРСЫ

6 августа 2020

Подведены итоги конкурса на лучшую ветеранскую организацию в 2019 году
2 декабря 2019

Подведены итоги конкурса МОДВ АЭП

ПОИСК

Фев 22

Герой Мормаля из России

Приближается семьдесят вторая годовщина нашей Победы в Великой Отечественной войне. Все меньше остается тех, кто сражался с фашистскими захватчиками. Кто в голод и холод бился в кровавой схватке с таким коварным и сильным врагом. Кто, не смотря на горечь поражений, верил в нашу победу и продолжал борьбу даже в плену, бежал из плена и продолжал на французской земле бить фашистов.

Еще в далеком 1964 году, Президиум Верховного Совета СССР наградил 34-х французских граждан медалью «За отвагу», за мужество и отвагу, проявленные при спасении советских военнослужащих, и оказание им помощи в период совместной борьбы с фашизмом в годы второй мировой войны. Одним из спасенных и участвующих в движении Сопротивления во Франции был и наш земляк — Георгий Давыдович Сапелкин.
из газеты «Известия» от 06.09.1964г.

Георгий Давыдович родился в 1917 году, в Алексеевском районе, Воронежской области, теперь Белгородская область. В семье было 16 детей, две младших сестрички умерли с голоду. Оставшись без родителей, ходил по чужим деревням побираться. В хаты не пускали, такой был указ, но сердобольные старушки давали кто сухарь, кто картофелину, а еще он в детстве переболел тифом, скарлатиной, и все же выжил. Так и не видел он детства, да и юности тоже. Хорошо, что оказался воспитанником Красной Армии, она — то и дала ему путевку в жизнь.

В 1940 году Г. Сапелкин окончил физико-математический факультет Дальневосточного государственного университета. Работал преподавателем физики, математики.

Планов было, конечно, много. 23 года — все — таки, молодость, расцвет сил и энергии. О том, что в Европе творили фашисты, советский народ знал. Но в том, что Германия нападет на Советский Союз, никто и мысли не допускал, ведь был подписан мирный договор. Да и Красная армия, как пели в победных маршах, — «всех сильней».

21 апреля 1941 года Георгия Давыдовича призвали в ряды рабочее — крестьянской красной армии (РККА). В эшелоне от Воронежа спешно отправили во Львов, и уже 30 — го апреля он был на границе с Польшей, оккупированной фашистской Германией. Службу проходил в Киевском особом округе, 6 — й армии, 32 — й танковой дивизии, 32 — м гаубичном артиллерийском полку.
Наши войска находились в так называемых лагерях, — на летних квартирах. Георгий Давыдович говорит: «Мы, красноармейцы, догадывались, что фашисты будут нападать и готовились к отражению, или наступлению. В подтверждение того, что на границе не все спокойно, вскорости всем солдатам выдали словарь — разговорник, на русско — немецком языке».

В 4 часа утра хорошо вооруженные и подготовленные немецкие войска начали массированное наступление на нашу страну. С первых минут войны тысячи раненых, убитых. Враг так быстро наступал, что все наше вооружение оказалось захваченным впервые дни войны. Боевая техника, горючее, артиллерийские склады с боеприпасами, продовольственные и с имуществом, в основном были сосредоточены на границе с Польшей.
Мы были не готовы дать молниеносный отпор стремительно наступающей, хорошо подготовленной немецкой армаде. 32 — я танковая дивизия, в которой служил Г. Сапелкин прикрывала границу в направлении Рава Русская. Дивизия, как могла, удерживала свои рубежи, пока не оказалась в окружении без боеприпасов и горючего.

В считанные дни, с 23 июня по 13 августа, 6 — я армия была почти полностью уничтожена — 600 тысяч военнослужащих оказались в плену.

Как рассказывает Георгий Давыдович, — ему с группой красноармейцев все же чудом удалось избежать плена. Из окружения большими группами с боями пробивались к своим, бились с врагом до последнего патрона, гранаты. Отступая, раненых на поле боя не оставляли, несли на наспех сколоченных самодельных носилках. Боеприпасы, продовольствие, медикаменты — все захватил враг.

Тысячи кавалеристских лошадей без всадников мотались по степям, горело все, — города, деревни и степи. Из окружения вышли к городу Прилуки, Черниговской области. Красноармейцы 6 — й армии свое знамя спасли, вынесли его из окружения.

Теперь уже в Прилуках, вновь была сформирована 6 — я армия. Разрозненные бойцы, прорвавшись с боями из окружения, пополняли наши ряды. Г. Сапелкин оказался теперь уже в сформированном 8 —м артиллерийском полку. Его часть перебросили под Днепропетровск, — станция Сухачевка, село Диевка. Противник в пять — шесть раз превосходил наши войска в живой силе и вооружению. Бои были страшные, и все же пришлось отступить от своих рубежей. Сдали Днепропетровск, перешли через Днепр, где удерживали переправу. Попали опять в окружение. Прорывались с боями на Павлоград.

Перегруппировавшись, были брошены на защиту Донбасса. В октябре с боями ночью освободили Ростов.

Затем был дан приказ: 6, 9, и 56-ю армии бросить на Украину. С ожесточенными боями 6 и 9—я армии продвигались с юга на Харьков. Освободили Изюм, Лозовую. Бои были трудные. Видели в бинокль окраину Харькова, станцию Мерефа, и вдруг приказ: занять оборону! Стоять насмерть и отражая нападение врага. Немцы смяли 56-ю армию, и зашли в тыл 6—й армии. С мая по июль 1942 года отбивались от наседающего врага. Опять оказались в окружении. Прорывались на восток, не зная, что фашисты уже ведут бои под Сталинградом. Шли по ночам, в небе господствовали немецкие самолеты. Днем спали спрятавшись в лесистой местности. Оборванные, голодные, ели щавель и мясо убитых лошадей. Восемь раз Сапелкин оказывался в окружении и всегда выходил из него, а вот в девятый раз, поздней осенью 1942 года, он у станции Короча был ранен в грудь и ногу. Так раненым и был захвачен в плен. В плену спасли товарищи. Дружили все нации и народности. Если бы небыло такой дружбы и взаимовыручки, выжить в плену было бы невозможно, а тем более, раненому.

Собрав огромное количество пленных, немцы погнали всех на запад. По бокам колонны конвоировали немецкие мотоциклисты, а впереди и сзади шло по одному танку. По пути следования, отстающих больных и раненых фашисты тут же расстреливали. Не кормили. Женщины да старики выходили с водой к колонне пленных, на ходу давали пить и умыться. Только в Полтаве бросили по кусочку макухи (жмых). Когда входили в Полтаву, то на взгорке их встретила большая группа украинцев. Кричали: «Расстрелять Сталинских прихвостней!», бросали в пленных палки, камни.

Пленных загнали в товарные вагоны и только в Польше выгрузили. Сразу начали распределять по национальностям. Крымским татарам выдали оружие для охраны пленных. Завели на каждого военнопленного карточку с фамилией, где, кем и в какой воинской части служил. Пленные свои награды и документы прятали, на обмундировании срывали знаки различия.

Г. Сапелкин скрывать свою фамилию не стал, а вот о высшем образовании, и о членстве в партии скрыл. Еще в апреле 41 года он был принят в коммунистическую партию. Социальный статус назвал — колхозник. На руку нанесли знак — 1/3. Пленным на шею повесили из фанеры так называемые жетоны, Георгию Сапелкину — № 30999.

И опять, битком в товарные вагоны, и в лагерь № 318 Ламсдорф, в самый большой лагерь для военнопленных. Тысячи и тысячи заключенных, все под проволокой. Жили под открытым небом, укрыться негде. Выдали из гражданской одежды разное рванье. Кормили утром теплой водой и куском хлеба из отходов. Туалета не было, а вместо туалета, траншея — уборная, куда падали истощенные пленные, там и умирали. А оттуда их никто не вытаскивал.

В лагере отобрали физически здоровых пленных, выдали рабочую форменную одежду и отправили работать на шахту, добывать уголь. На глубине в 500 — 600 метров, под землей. В штреке надо было огромной лопатой грузить уголь в вагонетку и эту вагонетку с углем потом толкать. Сил у пленных никаких, мастера — надсмотрщики били, чем попало, — как скотину. Выживали сильнейшие.

Однажды провокатор доложил немцам, что Г. Сапелкина комиссар. А комиссаров и евреев расстреливали. На допросе немцам, Сапелкин на немецком языке сказал, что он русский немец. Ему предложили работу лагерного полицая, он отказался. Тогда отправили в другой лагерь, в город Дрезден. Работал на бойне, там хоть разрешали есть внутренности разделанных животных. В этот лагерь за вербовкой военнопленных в свои ряды прибыли власовцы. Георгий Сапелкин вступил в спор с агитатором.

Его тут же отправили в концентрационный лагерь политических заключенных. Вначале работал на пилораме, таскал на себе огромные по четыре метра бревна. Случайно, группу пленных, за работой остановил в серой шинели немецкий офицер, майор — зенитчик. Отсчитал двенадцать человек и направил в спасательную команду. Сюда попал и Георгий Сапелкин, чтобы оказывать помощь немецкому населению во время бомбежек Американской авиацией.
После за возникшей ненадобностью его опять, погрузили в битком набитый пленными вагон. Куда везут? Неизвестно. Пленные дали возможность Сапелкину протиснуться к окошку в вагоне, так как он знал немецкий язык, чтобы он прочитал названия станций, прочитать не смог, так как это была Франция, г. Риберкур.

И опять работа на шахте в концлагере Либер кур. Охрана немецкая, а шахтеры французы. Французы учили русских военнопленных французскому языку, подкармливали. Подружились. Троим нашим пленным — Георгию Сапелкину, старшему лейтенанту — чекисту Михаилу Грищенко, Ивану Мартынову предложили работу у патрона (французский хозяин). Они согласились. Французы принесли хорошую одежду, пленные переоделись и под видом французских рабочих вышли за территорию лагеря. И в этот раз посчастливилось бежать, теперь уже на территории оккупированной Франции.

Пленных французы накормили, вручили по пистолету и гранате. Дали велосипеды, чтобы побыстрее доехать до леса, и в нем скрыться.

Но наши военнопленные на велосипедах ездить не умели. Догадались, к французам сесть на велосипеды, и вместе с ними уехать подальше от лагеря. Побег в лагере вскоре обнаружили, жандармы начали поиски беглецов. В лесу нарвались на шестерых отдыхающих немецких солдат. Французы предложили им сигареты. Внезапно вместо сигарет, из — под плаща партизаны вытащили автоматы, а наши пленные пистолеты. Немцев быстро разоружили и взяли в плен. Так они оказались в лесу у французских партизан с пленными фашистами и трофейным оружием.

В это время во Франции нарастало движение Сопротивления, Все больше бывших военнопленных из разных стран вливалось в его ряды.

Вместе с французами, как говорит Г. Сапелкин, сражались — русские, поляки, немцы, украинцы, чехи, югославы. … Их всех объединяло беспощадная борьба с фашистами. Люди разных национальностей, но понимали друг друга с полуслова.

Его 36 — й ротой франтирёров командовал француз Анри Вандевельд. Шестого сентября 1964 года газета «Известия» писала, что во время торжественной церемонии в Мобёже (департамент Нор) при награждении А. Вандевельда Советской медалью «За отвагу» он сказал: «О! Русские, это были замечательные ребята! 17 воевало в моей роте. Если бы вы видели их лица, когда они получали оружие! Мы жили одной семьей, и они сражались, как львы». В списках бойцов роты Вандевильда — много русских фамилий, написанных на французском языке. Есть и фамилия — Сапелкина Георгия Давыдовича. Об этом писал корреспондент агентства печати «Новости» (АПН) Г. Дадьянц в «Известиях».

Бойцы роты жили в лесах Мормаль. Задания были разные, пускали под откос поезда, взрывали железнодорожные и автомобильные мосты. Склады с боеприпасами и горюче — смазочными материалами. Уничтожали колонны автомобильной техники с живой силой противника. Освобождали пленных. Однажды девушка — партизанка француженка сообщила, что в казино отдыхают немецкие офицеры. Сняв часовых, партизанам 36 — й роты удалось уничтожить 250 офицеров и двух генералов.

Французский народ и правительство Франции высоко оценили подвиг русского солдата в борьбе с фашистами на их территории. Георгия Сапелкина наградили Французским Крестом и медалями.

Как говорит Георгий Давыдович Сапелкин, — французы добрые, сердечные люди, жизнь отдадут, но спасут. Спасали тысячи бежавших из плена людей разных народов и национальностей.

Вот уже более 74 лет ветеран бережно хранит французский партизанский билет с личным номером № 2855.
С грустью вспоминает он, что в послевоенные годы к ним, к бывшим пленным военнослужащим, государство относилось как к врагам народа. Обидно и больно было тогда, говорит Георгий Давыдович. Не разбирались, почему и как мы оказывались в плену, как немцы неделями везли тысячи наших пленных в наглухо закрытых вагонах, где даже мертвым негде было упасть. Как под жгучим солнцем, без воды, или на морозе, неделями их держали под открытым небом. Люди руками в земле рыли себе норы, чтобы хоть как-то укрыться. Как нас немец окружал, и как нам приходилось биться с сильнейшим врагом, и как затем исправлять ошибки руководства страны. Он помнит все: как выходили из окружения, как гибли целыми армиями, как бежали из плена и продолжали на чужой земле бить фашистов. Ведь мы, — говорит Георгий Давыдович, — как и все сражались за Родину.

Теперь хоть государство нас защитило, разобралось. Сделали выводы, как и почему мы были впервые дни войны не готовы воевать с немцами. Как и почему отступали. Какой кровью заплатили за это миллионы Советских людей.

После войны Георгий Давыдович жил и работал директором завода в городе Острогожске, Воронежской области. В 1979 году переехал в город Курчатов. Работал в клубе «Комсомолец», потом в УЖКХ Курской АЭС. Находясь на заслуженном отдыхе, Георгий Давыдович несколько лет возглавлял в Курчатове Совет ветеранов участников ВОВ.

Георгий Давыдович, за хорошую работу имеет множество поощрений.

Сейчас почти в 100 летний юбилей, он по-прежнему в «боевом» строю. Активно работает в городском Совете ветеранов ВОВ. Встречается с молодежью города. Совершает поездки по памятным местам боев на Курской дуге и за ее пределами. За боевые заслуги Георгий Давыдович награжден и Советскими наградами: орденом «Отечественной войны II степени», медалями — «За оборону Киева», «За Победу над Германией», Медалью Жукова, юбилейными медалями.

Французское посольство (Консульство) в Москве, организует постоянно встречи ветеранов Французского сопротивления, куда приглашает и Георгия Давыдовича. Встречи проходят в теплой, братской обстановке. Французский народ помнит как русские «львы» сражались на их землях в лесах Мормаля за победу над фашизмом.
У Георгия Давыдовича большая и дружная семья: есть сын, внуки и правнуки, как он говорит: «Я не одинок». И дай Бог ему еще сил и здоровья в свои лета.

Георгий Давыдович, ветеран ВОВ, в свои неполные 100 лет, желает нашему поколению жить в мире и согласии. И не дай Бог, чтобы наши дети оказались, втянуты в эту пучину кровавой бойни — войны. Он со слезами вспоминает, сколько молодых людей полегло на полях сражений, так и не увидев жизнь. Берегите Россию.

Юрий Муханов
Заместитель руководителя
пресс-центра Курского филиала МООВК,
Член Союза журналистов России

+7 495 783−01−43 доб. 1192
+7 495 647−41−50 доб. 1192
Почтовый адрес: Москва, 109507, ул. Ферганская, 25
e-mail: info@moovk.ru
Межрегиональная общественная организация ветеранов концерна «РОСЭНЕРГОАТОМ»
© 2012 все права защищены
© 2012 Заказать сайт-визитку Brand Energy