СТРУКТУРА

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ

КОНКУРСЫ

6 августа 2020

Подведены итоги конкурса на лучшую ветеранскую организацию в 2019 году
2 декабря 2019

Подведены итоги конкурса МОДВ АЭП

ПОИСК

Мар 24

Мы оба из войны

(статья о родителях Заслуженного пенсионера атомной отрасли, ветерана АО «Концерн Росэнергоатом» — Мяснянкина Александра Ивановича)

Image-951 реставрация

Приближается 72-я годовщина нашей Победы над фашистской Германией. Все меньше остается тех, кто сражался на фронтах с немецкими захватчиками. Кто в страшных сражениях, под непрерывным огнем днем и ночью, в зной и холод бился с жестоким и коварным врагом. Кто чудом выжил и победил в самой кровопролитной войне на земле. На фронт, каждый из них пришел своей дорогой и вынес свою, — порой, непосильную тяжесть той проклятой войны. О таких участниках Великой Отечественной войны — я и хочу рассказать. Это Иван Афанасьевич Мяснянкин, уроженец села Мяснянкино, Иванинского (Курчатовского) района, Курской области и Софья Викентьевна Мяснянкина — Матусевич из села Грабле, Минской области, республики Беларусь.

Танкист Иван из России

Image-95В 2003 году ушел из жизни, танкист Великой Отечественной войны, гвардии старшина Иван Мяснянкин.

Он, как и сотни других призывников Иванинского райвоенкомата, в 1943 году в 18 лет был призван в ряды Красной Армии. Для отправки на фронт ему пришлось с группой призывников, скрытно, полевыми дорогами, продвигаться в сторону Курска. На открытой местности находиться было опасно, в воздухе барражировали немецкие самолеты. Шла подготовка немецких войск к решающему сражению на Курской дуге.

По ночам на станции Рышково с Курскими призывниками формировались воинские эшелоны, которые потом шли на восток, вглубь страны, где на учебных полигонах из вчерашних 18 — летних юнцов, в короткий срок готовили бойцов Красной Армии.

Службу Иван Мяснянкин начал в Марийской АССР, курсантом в учебном пехотном полку. После присвоения ему воинского звания сержант, был зачислен в воздушно-десантные войска. Готовили десантников для высадки в тыл врага. Занятия были приближенными к реальным боевым действиям. С парашютом курсантов выбрасывали в любую погоду, в основном по ночам, на пересеченную болотисто-лесистую местность.

Вскоре по приказу командования командир отделения Иван Мяснянкин с сослуживцами был командирован в город Горький, теперь уже на учебу в танковую школу маршевого батальона.

В начале 1944 года их полк был направлен в действующую армию на 1-й Белорусский фронт. Танкисты получили новые танки «Валентайн» английского производства. Это был средний танк, с 45-миллиметровой пушкой, двумя пулеметами. С эшелона выгрузились вечером в прифронтовой полосе. А утром пошли в атаку. Часть танков подорвались на минах, часть были подбиты и сожжены. Английские танки имели большую уязвимость: тонкая и слабая броня, высокая башня. Более половины личного состава роты было убито, сгорело в танках. В своем первом бою экипаж танка Ивана Мяснянкина вышел без потерь. Танкисты выбили немцев с занятых позиций, чем способствовали пехоте освободить польский город Минск Мазовецкий.

А дальше пошли бесконечные атаки, контратаки, бессонные дни и ночи, под постоянным разрывом мин и снарядов, под бомбежками. Тогда, наверное, и проявился у Ивана Мяснянкина талант к поэзии. Он стал писать стихи о пережитых чувствах во время боев: «Как же много выпускается на такого маленького и хрупкого человека бомб, снарядов и пуль, чтоб убить его, а вот он живет, даже смеется, глядя каждую минуту смерти в глаза». Командование воинской части ставило его в пример: «Ваня Мяснянкин никогда не унывает, улыбается, не трусит!». А ведь его душа порой не вмещала всю боль от потерь товарищей, от бесчинства фашистов на оккупированной территории. Возможно, у него тогда угас инстинкт самосохранения. Танкисты одни из первых освобождали города и села, видели тела расстрелянных бойцов Красной Армии, повешенных ни в чем не повинных стариков и детей.

Свое первое стихотворение «В ночь перед атакой» он посвятил своей маме, Матрене Сергеевне. Матрена Сергеевна проводила на войну всю свою семью: сына, мужа, сестру Полину. Полина Сергеевна служила всю войну в войсках связи, на Волховском фронте. За героизм, проявленный в боях с врагом, награждена многими боевыми наградами. Орденом «Отечественной войны I — степени», медалями: «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией».

Письмо матери в ночь перед атакой

Здравствуй, милая мама, что сейчас тебе снится…
Может, в радость твой сон, иль злодейка-примета,
Иль слезу утираешь в поблекших ресницах
И не можешь уснуть, как и я, до рассвета…

Мы сейчас получили приказ от комбата,
А приказ командира — закон для солдата:
За ж. д. полустанок снова ввяжемся в драку
Ровно в шесть на рассвете начинаем атаку.

Ты не плачь. Я тебе так желаю покоя,
Ну, а мне воевать — это дело мужское,
Мне уже девятнадцать, и надо признаться-
Я танкист, и враги меня очень боятся.

На ходу буду бить я снарядом — болванкой
По тому, по фашистскому черному танку
Я не дам разогнуться захватчику — фрицу,
Пулеметной строкой я закрою страницу.

Ну, а если с атаки живым не вернусь,
Я душой навсегда в твое сердце вселюсь,
В нем останусь навек для тебя молодым,
И пока ты жива, я останусь живым.

Лишь в другое совсем воплощусь измерение,
Утеряю лишь плоти земное творение.
Я в другое видение тогда обращусь:
В твоих милых глазах я слезой навернусь.

… Пробегусь до реки с детворою босою,
Стану в ряд косарей сенокосной порою,
Теплым дождиком летним на землю прольюсь,
И с веселой улыбкой во сне появлюсь.

Каплей чистой росы на заре засверкаю,
Журавлем над родимым селом полетаю,
О тебе никогда и нигде не забуду,
Я с тобою всегда, я с тобою повсюду.

Ну, а если тебя кто обидит порою,
На него я обрушусь жестокой грозою.
Я повсюду с тобой в твоей жизни не сладкой,
Иногда по тебе я поплачу украдкой.

А пока я пишу не «прощай», — «до свидания»
Постараюсь живым воплотить обещанья,
Полустанок нам брать. Снова ввяжемся в драку
Вот уже… вот сейчас… нас поднимут в атаку
Вот уже… вот сейчас…мы взорвемся атакой.

(лето 1944 г.)

Иван Мяснянкин в конце августа 1944 года в одном из боев под городом Радзивилл в Польше был ранен. Его танковая рота колонной двигалась на помощь пехоте, которая завязала бои на окраине города Радзивилл. Колонну танков остановили на высоте, где разместился наблюдательный командный пункт. Командиры в блиндаже уточняли план наступления. Танкисты покинули свои танки и улеглись здесь же на траву. День был ясный, солнечный. Город на взгорке был хорошо виден, горел и дымился. Слышалась канонада и пулеметная стрельба.

Вдруг послышался хорошо знакомый фронтовикам звук — шуршание летящих мин, и сразу взрывы. Ваня Мяснянкин был контужен и ранен в ногу, а друг его Володя Вахромеев получил тяжелое ранение в бок. Его комбинезон был иссечен осколками от мины, все кровоточило. Иван перетащил друга под танк, где оказал первую медицинскую помощь.

Получилось так, что его друг как бы принял на себя весь заряд осколков от мины, кроме одного, который и попал Ивану в ногу. Вокруг лежали убитые, стонали раненые. Раненых быстро загрузили в «Студебеккер» и по ухабистому от снарядов и мин полю, под обстрелом, повезли в медсанбат. От взрывов машину бросало из стороны в сторону, с бортов кузова летели щепки. И все же машина вырвалась из зоны обстрела. Раненые просили пить, стонали. В пути несколько человек погибли, так и не добравшись до медсанбата. У Володи Вахрамеева было очень тяжелое ранение. Доктора были бессильны спасти его, и на четвертый день он умер. Похоронили его в братской могиле.

За время войны Иван Афанасьевич утерял адрес своего друга. После окончания войны, через газету «Красная Звезда» разыскал мать погибшего друга, побывал у нее в Орле. Многочисленным родственникам и соседям по дому Иван Афанасьевич рассказал, как Володя Вахрамеев бил врага и погиб, освобождая Родину от фашистов.

Ивана Мяснянкина доктора подлечили, и он через два месяца снова был в своей штурмовой 8-й танковой дивизии, на передовой.

Впереди были жестокие и страшные бои на Наревском, Сероцком плацдарме, в Восточной Пруссии

Войну Иван Афанасьевич закончил в Германии. За отвагу и мужество, проявленные в боях за свободу и независимость своей Родины, он награжден: орденами «Славы — III степени», «Отечественной войны — I степени», медалями «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией» и многими другими юбилейными медалями. За бои в предместье Варшавы получил благодарность Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

После войны Иван Афанасьевич работал главным бухгалтером Кожлянской МТС, а затем более двадцати лет главным экономистом в колхозе «Прогресс» Курчатовского района.

Можно с уверенностью сказать, что Ване Мяснянкину очень везло на войне, ведь были такие случаи, когда смерть была неминуема. Буквально рядом гибли товарищи, а его снаряды и пули как бы обходили стороной.

Партизанка Софья из Белоруссии

Image-96В этой страшной бойне наравне с мужчинами сражались десятки тысяч женщин. Их мужество и бесстрашие приближали победу в войне с фашистскими захватчиками. Так и Софья Матусевич не достигшая 18 лет, совсем юная, после освобождения частями Красной Армии своего родного села, как и Иван Афанасьевич, оказалась на фронте.

В годы войны на долю Софьи Викентьевны Мяснянкиной (Матусевич) выпала тяжелая участь. В 1941 году Софья успешно окончила семилетку, но свидетельство об окончании так и не получила — началась Великая Отечественная война. Рано утром 22 июня послышался странный гул, он жутко нарастал. Люди из деревни, где жила Софья, выбегали из своих хат и всматривались в небо. И вот появились немецкие самолеты. Шли они стройными рядами, на малой высоте, черные, с белой свастикой на крыльях. А 13 августа немцы уже были в ее деревне.

Наступила долгая и страшная оккупация. Фашисты у местного населения отбирали скот, зерно, овощи. Проводили облавы, особенно охотились за молодежью для отправки в Германию. Люди уходили в леса, создавали партизанские отряды.

Однажды летом 1942 года во время очередной облавы Софья вместе с подругой скрылась в лесу. В деревню вернулись только вечером. Страшная картина открылась их глазам. По сельской улице метались фашисты и полицаи с факелами в руках, поджигая дома и сараи. Тех, кто не успел спрятаться в лесу, а это в основном дети и старики, загнали в сарай и заживо сожгли. Вырвавшихся детей из горящего строения тут же расстреливали.

На этот раз маме Софьи удалось спастись, она спряталась в картофельной ботве. А от их дома остались одни головешки.

Девушка и ее мама были связными партизанского отряда. Тайком от фашистов и полицаев для партизан организовывали сбор продуктов питания, одежды, выпекали хлеб. По заданию командования, чтобы добыть данные о технике и живой силе противника, Софья с подругой ходила в отдаленные населенные пункты. Оставшись без хаты, она с матерью поселилась в уцелевшей деревенской избе. Перед новым 1943 годом в деревню внезапно нагрянули фашисты. Убежать в лес ей не удалось, и она спряталась в одной из хат у подруги.

В хату ворвались полицаи и вытащили ее во двор, приготовились стрелять. Хозяев дома не тронули, искали именно ее. Нашелся предатель, который сообщил карателям, что Софья с мамой партизаны. От расстрела ее спас пожилой немец, указывая на Софью, сказал на русском языке, чтоб не стреляли. Девушку в одном платьице посадили в сани, и по жуткому морозу повезли в город. Она еще не знала, что маму ее, — Матусевич Франю Петровну, тоже схватили немцы. Раздетую и разутую, в декабрьские морозы водили по улице, а потом на глазах, оставшихся в живых односельчан, партизанку Франю Матусевич расстреляли у колодца, а до этого пытались повесть на колодезном журавле, но что-то пошло не так.

Софью в комендатуре Марьина Горка посадили под арест. Начались допросы. Ничего не добившись от юной партизанки, немцы отправили ее на сборный пункт для отправки в Германию. По пути конвоирования на погрузку в эшелон ей удалось обмануть канвой и убежать.

Находясь на оккупированной территории без документов, не имея крова над головой, Софье пришлось скрываться по лесам в партизанских отрядах, у знакомых и дальних родственников, рискуя своей и их жизнями. Так продолжалось до прихода частей Красной Армии.

В свои неполные 18 лет она решила, что только с оружием в руках сможет приблизить конец войны и отомстить за смерть родных и близких. Написала рапорт, с просьбой зачислить ее добровольцем в Красную Армию. Пройдя соответствующую подготовку, она стала санинструктором санитарной роты, 105 — ой гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии. И в скором времени ее дивизия была отправлена на фронт. С тяжелыми боями советские войска продвигались на запад, шли пешком в основном по ночам через Румынию, Венгрию, Чехословакию. Совсем юная, небольшого роста, худенькая девчонка, под обстрелами и бомбежкой оказывала помощь раненым, вытаскивала их на своих хрупких плечах с поле боя. Готовила раненых для отправки в медсанбат, по несколько суток, без сна и отдыха оказывала им помощь. Металась из палатки в палатку: кого перевязать, кому дать воды напиться, успокоить, написать письмо родным.

Свою первую боевую награду Софья Викентьевна получила за транспортировку тяжелораненых в медсанбат. После очередного боя ее одну на санитарных повозках отправили сопровождать раненых. Дорога была дальней. Вдруг налетели немецкие самолеты, начали бомбить и обстреливать. Укрыться было негде, и тогда Софья приняла единственное правильное решение: прорываться в лесной массив. Ей удалось, обуздать взбешенных от бомбежки лошадей, все раненые остались живы. Благодаря ее решительным и смелым действиям, жизнь солдатам была спасена. Командование дивизии высоко оценило героический подвиг юной санитарки и наградило ее медалью — «За боевые заслуги».

Об окончании войны Софья Викентьевна узнала при освобождении Вены. В дальнейшем дивизию готовили для отправки на войну с Японией, но в связи с ее капитуляцией обстоятельства изменились. Демобилизовалась она летом в 1945 году.

Вернувшись в родную Белоруссию, надо было как-то жить, а жить было негде. Ее деревню сожгли фашисты. Пошла работать в ремонтную бригаду по расчистке развалин. За работу кормили один раз в день.

Самый тяжелый день в ее работе был выходной — в выходной рабочих никто не кормил. Заболела малярией. Как она выжила в те годы, до сих пор удивляется. Из родных никого не осталось. Отец, Матусевич Викентий Иванович умер, когда ей было всего пять лет. Маму расстреляли фашисты, брат Степан пропал без вести на фронте. Несколько семей близких родственников фашисты заживо сожгли. Из родных никого не осталось. Только сила воли фронтовички да огромное желание жить помогли стать на ноги.

В городе Марьина Горка встретила она своего будущего мужа, Ивана Афанасьевича Мяснянкина. Бывший фронтовик — танкист, влюбился в фронтовичку, белорусскую партизанку — Сонечку. Они поженились. После демобилизации в 1950 году вместе с молодой женой — белорусской и сыном приехали на малую Родину Ивана Афанасьевича в Курскую область, село Мяснянкино. Об этой встрече Иван Афанасьевич упоминает в своих стихах.

Мы оба из войны

Она и я — мы оба из войны,
Сурово юность нашу повстречала
И нет у нас на то большой вины
Что нас она навеки обвенчала.

Не в комсоставском прочном блиндаже,
(она не числилась походную кухаркой)
А с автоматом грозном на плече
И с сумкою с бинтами — санитаркой.

С характером покладистым, но крепким
И слов пустых не пустит на разлет
С такими не боясь идут в разведку
Не струсит, не слукавит, не соврет.

И времени с тех пор прошло не мало
Но принцип в жизни тверд и нерушим
Легко шагаем рядом вольным шагом
Хоть иногда бывает, строевым.

Прожили они вместе в мире и согласии 56 лет. Воспитали двоих детей, имеют троих внуков и шестерых правнуков. В своих стихах Иван Афанасьевич пишет о прожитых годах их совместной жизни.

В дружбе прожитых лет

Теплый дождик плясал по листам тополей
Мы по лужам бежали с подружкой своей
Платье липло на тело нелепо грешно
Оттого еще больше нам было смешно.

Как в награду, в тот раз, как аванс на успех
Были искорки глаз, ее искренний смех.
Жизнь прошла второпях, и галопом, и вскачь
В поредевших кудрях седина — белый снег.

И нередко бывало такое, хоть плачь,
И спасал талисман — ее искренний смех
Запах теплых дождей и акации цвет
Не забыли мы с ней в дружбе прожитых лет.

И сегодня в Курчатове, на площади Свобода, 9 мая, можно увидеть бывшего мэра Юрия Сергеевича Косырева, как и раньше, танцующего вальс с пожилой женщиной. Седина, ордена да медали на груди пиджака выдают партнершу Юрия Сергеевича.

Это Софья Викентьевна Мяснянкина, участник Великой Отечественной войны, белорусская партизанка, в свои 18 лет, на фронте, как и сотни тысяч молодых людей, совершала героические подвиги. Подвиги, которые и по сегодняшний день являются для подрастающего поколения примером глубочайшей нравственности, доблести, любви к своему народу, Родине.

После войны Софья Викентьевна трудилась в торговле. За хорошую работу имеет множество поощрений, почетных грамот и дипломов.

25 марта ей исполнится 90 лет. Она по-прежнему в «боевом» строю. Активно работает в городском Совете ветеранов. Встречается с трудовыми коллективами, учащимися школ, молодежью города и района. Совершает поездки по памятным местам боев на Курской дуге и в Белоруссии. За боевые заслуги Софья Викентьевна награждена: «Орденом Отечественной войны — II степени», медалью «За боевые заслуги», «За взятие Вены», «За Победу над Германией», юбилейными медалями.

Пресс-центр Курского филиала
МООВК «Росэнергоатом»
Юрий МУХАНОВ
Член Союза журналистов России
г. Курчатов

+7 495 783−01−43 доб. 1192
+7 495 647−41−50 доб. 1192
Почтовый адрес: Москва, 109507, ул. Ферганская, 25
e-mail: info@moovk.ru
Межрегиональная общественная организация ветеранов концерна «РОСЭНЕРГОАТОМ»
© 2012 все права защищены
© 2012 Заказать сайт-визитку Brand Energy