СТРУКТУРА

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ

КОНКУРСЫ

6 августа 2020

Подведены итоги конкурса на лучшую ветеранскую организацию в 2019 году
2 декабря 2019

Подведены итоги конкурса МОДВ АЭП

ПОИСК

Окт 11

Нас объединяла одна цель

45-летию Курской АЭС посвящается

Юрий Николаевич Филимонцев родился в 1939 году.

Окончил Томский политехнический институт по специальности «Инженер-физик».

В 1962 году начал трудовую деятельность на Сибирском химическом комбинате в должности начальника смены.

На Курской АЭС: с 1973 по 1975 годы — заместитель начальника реакторного цеха, с 1975 по 1979 год — заместитель главного инженера по науке, с 1979 по1984 годы — главный инженер Курской АЭС.

С 1990 по 2013 годы — заместитель генерального директора ОАО «ВНИИАЭС».

Юрий Николаевич Филимонцев ушел из жизни, но светлая память об этом замечательном человеке и специалисте живет в наших сердцах, учит нас, как любить свою профессию и как относиться к избранному делу.

Из воспоминаний Ю.Н. Филимонцева о работе на Курской АЭС, которыми он поделился с журналистами во время работы в ВНИИАЭС.

— На выбор моей профессии повлиял отец, работавший в то время инженером-механиком на Сибирском химическом комбинате. Домашние разговоры о новой, доселе неизвестной отрасли, о значимости профессии атомщика, естественно, не прошли бесследно. Поступив в Томский политехнический институт, я учился довольно успешно, что сыграло определенную роль при поступлении работать на Сибирский химкомбинат. Меня сразу приняли на достаточно высокую должность инженера управления реактором АДЭ-3 (аппарат двухцелевой энергетический) или, как называли эти реакторные установки в то время, «Иван».

Через три года, мне тогда было 27 лет, меня назначили начальником смены. В это время усиленно развивалось реакторостроение, и перспективной молодежи не давали долго засиживаться на одном месте. Фактически я был самым молодым начальником смены на «третьем Иване».

Работа в смене однообразна, человек привыкает к размеренному ритму жизни и начинает строить свои планы в соответствии с графиком вахт. Меня, молодого парня, это не совсем устраивало. Тем более, что возможностей приложения сил тогда было предостаточно. Атомная энергетика бурно развивалась, требовались специалисты, имеющие опыт работы на реакторах. В это время на строящуюся АЭС под Курском Министерство направило начальником реакторного цеха Юрия Федоровича Митрофанова, одного из выпускников Томского политехнического института. Через некоторое время Юрий Федорович стал формировать команду и в числе других своих однокурсников он пригласил меня на должность заместителя реакторного цеха. Это был 1973 год. Помню, как перед моим отъездом в Курск меня вызвал главный инженер объекта Том Петрович Николаев и попросил взять под свое «крыло» его сына Петра, который заканчивал Томский политехнический институт. А через год и сам Том Петрович переехал на Курскую АЭС, где был назначен главным инженером станции.

Вспоминая те годы, я вновь и вновь прихожу к одной и той же мысли: мы были едины в своем стремлении как можно больше принести пользы своею профессией атомщика предприятию, на котором работали, в целом стране. Каждый был в какой-то степени просто одержим, чтобы неведомая доселе отрасль — атомная энергетика — становилась как можно надежнее, полезнее, чтобы результат нашего труда приносил пользу людям. Мы были влюбленными в выбранную профессию и считали работу атомщика делом всей своей жизни. А потому, переживая невероятные трудности, один за другим вступали в строй энергоблоки, давая государству свет и тепло.

Есть люди, особенно моего поколения, которые скептически относятся к понятию «одна команда». На мой взгляд, именно в одной команде специалистов, объединенных общими понятиями и взглядами на жизнь, можно всегда достичь поставленной цели и иметь высокий успешный результат.

Хорошо помню 1975 год. Полным ходом шел завершающий этап подготовки первого энергоблока Курской АЭС к предпусковым операциям. Николаев назначает меня, 36-летнего инженера-эксплуатационника, заместителем главного инженера. Должность в высшей степени ответственная, тем более приближался момент пуска первого реактора РБМК в системе Минэнерго. И все-таки ни он, ни я не ошиблись. При всех личных внутренних сомнениях я старался, и все свои знания, способности вкладывал в порученное дело. Пуск блока прошел успешно, и это была большая трудовая победа на героической Курской земле.

Проработал я в должности заместителя главного инженера до 1980 года. И снова новое неожиданное предложение от руководства АЭС — должность главного инженера. Не смог согласиться, потому что не представлял: как я могу заменить своего Наставника. Тогда Том Петрович смог меня убедить в необходимости этого, поскольку он переходил на должность заместителя директора по науке и всегда готов был мне дать хороший совет, нужную консультацию. Всегда буду благодарен Тому Петровичу, в целом всем специалистам Курской АЭС за то, что вместе с ними мы прошли настоящую большую профессиональную школу в атомной энергетике.

Вспоминаю такой знаменательный не только для меня лично, но и для всей атомной отрасли в части безопасной эксплуатации реакторов РБМК случай. Завершался 1975 год. Во время работы по освоению мощности первого энергоблока Курской АЭС мы обратили внимание, что часть стержней поглотителей реактора по сигналу аварийной защиты в активную зону не входят. Мы собрали команду реакторщиков и СУЗовцев, состоящую из Валентина Карнаухова, Константина Сизова, Владимира Щиголева, Олега Сафронова, Василия Калинина. Поразмыслили вместе и пошли к Тому Петровичу Николаеву с техническим решением, наполовину напечатанным на старой печатной машинке, наполовину написанным от руки. В нем мы излагали мысль о том, чтобы ввести стержни-поглотители в систему аварийной защиты снизу. Том Петрович, ученый профессионал-атомщик, мгновенно оценил наше предложение. Правда, задал вопрос: «Сколько времени вам нужно для осуществления данного процесса?». Мы запросили две недели. Он подумал и сказал: «Достаточно и пяти дней». Пять дней мы жили на атомной станции, и дома нас никто не видел. Но мы сделали это! Наше предложение внедрили затем на всех реакторах РБМК. Но, к сожалению, уже после случившегося на Чернобыльской АЭС.

Именно на Курской АЭС происходило много новых открытий и новшеств, которые затем в виде передового опыта осваивались на других российских АЭС. Приведу еще один пример. В 1974 году, когда Ленинградская АЭС вышла на проектную мощность в один миллион киловатт-часов, после пуска блока проработала считанные часы. Причина — повышенная влажность пара, который поступал на турбину. Этот недостаток имел много нежелательных эффектов. Мы снова создали инициативную группу на своей станции. В нее вместе со мной вошли заместитель главного инженера Евгений Иванов, начальник цеха централизованного ремонта Валерий Анпилогов, специалист по ремонту Николай Букреев, все они выпускники Томского политехнического института, а также конструкторы НИКИЭТ. Дел было много, и все это нужно было сделать в очень сжатые сроки. Мы сделали этот «сухой миллион». Конечно, кроме 25-часовой работы, иногда бывал и отдых.

Как-то в конце декабря 1983 года нас с Евгением Ивановым вызвал Николаев, а в кабинете у него сидела молодая девушка, районный секретарь комсомола. Том Петрович с порога просто ошарашил нас новостью: «Комсомол решил вас наградить недельной путевкой в Домбай». Девушка посмотрела на нас неуверенно и спросила у Тома Петровича: «А они могут кататься на лыжах?». «Они все могут!», — ответил он. Хотя на самом деле мы имели весьма отдаленное представление о горных лыжах. Потом один бывалый горнолыжник из НИКИЭТа подучил нас: «Чтобы инструктор признал в вас опытных горнолыжников и не мучил учебой на поляне, вы ему скажите, что свободно делаете «поворот в упор», и все будет в порядке». Так оно и вышло. Но когда мы поднялись на подъемнике на вершину горы с двухметровыми скоростными лыжами, наша самоуверенность тут же улетучилась: «Да это же сложнее, чем блок пустить!». Но спускаться таким же способом, как поднимались, было стыдно, и нам пришлось испытывать судьбу. К счастью, она была к нам благосклонна…

В 1984 году меня назначили заместителем начальника управления по атомной энергетике Главтехуправления Минэнерго. Затем был Чернобыль, также оставивший сильный след в моем сердце, и пополнивший горьким опытом мои знания. Позже я работал начальником Главка нового министерства атомной энергетики, где руководил новыми работами по модернизации реакторов РБМК. С 1990 года был назначен заместителем генерального директора ОАО «ВНИИАЭС».

Пресс-центр Курского РО МООВК «Росэнергоатом»

+7 495 783−01−43 доб. 1192
+7 495 647−41−50 доб. 1192
Почтовый адрес: Москва, 109507, ул. Ферганская, 25
e-mail: info@moovk.ru
Межрегиональная общественная организация ветеранов концерна «РОСЭНЕРГОАТОМ»
© 2012 все права защищены
© 2012 Заказать сайт-визитку Brand Energy