СТРУКТУРА

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОТДЕЛЕНИЯ

КОНКУРСЫ

20 Апрель 2017

Подведены итоги конкурса на лучшую ветеранскую организацию в 2016 году
9 Декабрь 2016

Подведены итоги конкурса МОДВ АЭП на лучшую первичную ветеранскую организацию

ПОИСК

 ФОТОГАЛЕРЕЯ

- Энергия жизни-2015 Энергия жизни-2015
Дек 16

Ветераны Ростовской АЭС приняли участие в митинге памяти «чернобыльцев»

Ветераны Ростовской АЭС 3 декабря приняли участие в митинге, посвященного памяти ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС.

Местом митинга стал мемориальный комплекс «Чернобыльская слава», открытый в этом году в Первомайском районе.

Почтить память погибших в честь 30-летия закрытия саркофага, возложить цветы к мемориалу пришли заместитель губернатора Ростовской области Сергей Бондарев, президент Союза «Чернобыль» России Вячеслав Гришин, другие официальные лица, представители общественности и СМИ.

«Можно сказать, что это лучший мемориал, построенный в нашей области силами самих чернобыльцев. Мы не зря собирали средства на этот мемориал. В таких монументальных сооружениях мы должны сохранять память о героях и передавать её многим поколениям», — отметил член Совета ветеранов ростовской АЭС, ликвидатор аварии на ЧАЭС Юрий Шершунов.

Памятник ликвидаторам был открыт на проспекте Шолохова в Ростове-на-Дону в этом году, отметив 30-летнюю годовщину Чернобыльской катастрофы. Центральной фигурой скульптор Сергей Исаков сделал солдата, который стоит на сфере — земном шаре. Под его ногами и на гимнастерке — пламя, которое вырывается из разрушенной атомной станции.

«С правой стороны от монумента стоит колокол на человеческих руках. Каждую руку поддерживают еще 48 других рук из земли. Они символизируют 24 тысячи человек, которых направили из Ростовской области на ликвидацию последствий аварии. C левой стороны стоит атом — три круга, на которых вращаются шары. Это напоминание потомкам о том, что мирный атом при неправильном обращении может привести к техногенной катастрофе», — рассказал на митинге председатель ростовской региональной общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» Александр Филипенко.

Средства на создание памятника собирали всем миром, часть денежных средств в том числе выделила Ростовская АЭС.

Подготовила Екатерина Острицова
Фото из архива Совета ветеранов Ростовской АЭС

Июн 09

Ветеран Ростовской АЭС стал участником МНТК в г. Десногорск

Ветеран Ростовской атомной станции Владимир Казанцев стал участником международной научно-технической конференции «Анализ полноты осуществляемых мероприятий по устранению факторов, приведших к авариям на Чернобыльской АЭС и АЭС „Фукусима“. Оценка уровня безопасности АЭС на современном этапе».

Конференция прошла 22-24 мая 2016 года в городе Десногорск на базе Смоленской атомной электрической станции.

Мероприятие посвящено 30-летию событий на Чернобыльской АЭС. Инициатором форума выступили Международный союз ветеранов атомной энергетики и промышленности и региональная общественная организация «Чернобыль-Атом» при активном содействии руководства ГК «Росатом», АО «Концерн Росэнергоатом» и Смоленской АЭС.

22 мая, перед началом конференции, её участники посетили главный храм города в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Благочинный Десногорского округа протоиерей Виталий Сладков совершил заупокойную литию по погибшим в результате аварии на Чернобыльской АЭС, а также молебен на начало нового дела.

В центре информации «Нейтрино» эксперты отрасли из России, Казахстана, Словакии, Армении, Индии, Украины, Вьетнама, представители власти области и города, представители науки, образования, духовенство, общественных организаций Смоленска, Москвы, Десногорска, Пятигорска, других городов России и Зарубежья обсудили актуальные вопросы, представленные на конференции.

Выступления участников конференции были посвящены безопасности атомной энергетики, в основе которой лежит её безупречная экологичность. Взгляд на настоящее и будущее мирного атома высказали ведущие специалисты и руководители эксплуатирующих, научных, конструкторских и проектных организаций, представители власти, образования, духовенства, общественных сообществ. Практически во всех выступлениях одним из акцентов являлся вопрос о связи поколений. И это ещё раз подтверждает значимость и необходимость ветеранского движения концерна «Росэнергоатом».

Для участников конференции были проведены экскурсии по Смоленской атомной электростанции, а также по достопримечательностям города.

Екатерина Острицова
Использованы материалы сайта Смоленской епархии
Фото с сайта Смоленской епархии

мая 18

Ветераны Ростовской АЭС приняли участие в открытии выставки

22 апреля в Волгодонском эколого-историческом музее на площади Победы в Волгодонске открылась выставка «Чернобыль — долг и мужество», приуроченная к 30-летию аварии на Чернобыльской АЭС.

На открытие выставки пришла группа ликвидаторов последствий аварии, в том числе — ликвидаторы-атомщики.

Выставка была организована совместно с городской общественной организацией «Ликвидатор». На выставке представлены экспонаты из фондов музея, а также уникальные документы, фотографии, награды, которые музею предоставили жители Волгодонска, побывавшие в Чернобыле и принимавшие участие в ликвидации последствий этой страшной катастрофы. Так, большой интерес у посетителей вызывали стенды ликвидаторов-атомщиков Юрия Шершунова и Сергея Невечеря с фотографиями их работы на Чернобыльской АЭС.

Екатерина Острицова
Фото Юрия Шершунова

мая 17

Ветераны Ростовской АЭС приняли участие в митинге, посвящённом 30-летию Чернобыльской аварии

26 апреля, в день 30-летия аварии на Чернобыльской атомной электростанции, волгодонские атомщики приняли участие в митинге, посвящённом этой скорбной дате.

У памятника жертвам чернобыльской катастрофы собрались ликвидаторы последствий аварии, руководство Ростовской АЭС, Совет ветеранов атомной станции, представители администрации Волгодонска и городской думы, а также жители города. Они почтили память погибших минутой молчания и возложили цветы к памятному знаку.

Вспоминая о события тех дней, председатель Волгодонской городской общественной организации «Ликвидатор» Александр Фомин сказал: «30 лет прошло с того момента, когда большинству горожан неизвестное слово Чернобыль стало символом крупной техногенной аварии. Тогда уже в мае 1986 года первые добровольцы из Волгодонска отправились на ликвидацию последствий этой аварии. Работали по очистке территории АЭС, строительстве саркофага, ликвидировали „рыжий“ лес, восстанавливали оборудование первого-третьего энергоблоков Чернобыльской АЭС… Мы сделали все, что могли. Нам не стыдно смотреть в глаза нашим детям».

В ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной станции участвовало более 20 тысяч человек из Ростовской области и порядка 600 человек из Волгодонска. 83 работника Ростовской АЭС трудились на ликвидации аварии с 1986 по 1990 гг. Как и многие города России, Волгодонск принял сотни семей, эвакуированных из загрязнённых территорий. Атомщики и жители города сделали все, чтобы Волгодонск стал для них родным.

Соб. инф.
Фото Юрия Шершунова

мая 17

Ветераны Ростовской АЭС — «чернобыльцы» встретились с руководством атомной станции

21 апреля, накануне 30-й годовщины аварии на Чернобыльской АЭС, в информационном центре Ростовской атомной станции состоялась традиционная встреча администрации города, руководства АЭС с членами Волгодонской городской общественной организации инвалидов Чернобыля и других радиационных катастроф «Ликвидатор», среди которых и ветераны Ростовской АЭС.

Главный инженер Ростовской АЭС Андрей Горбунов вручил городской общественной организации инвалидов Чернобыля и других радиационных катастроф «Ликвидатор» сертификат на 1 миллион 240 тысяч рублей.
Мероприятия, подобные этому, уже стали традицией. На протяжении нескольких последних лет волгодонские атомщики сотрудничают с организацией, объединившей чернобыльцев и ликвидаторов радиационных аварий.

Главный инженер Ростовской АЭС Андрей Горбунов, обращаясь к ликвидаторам последствий аварии на Чернобыльской АЭС, отметил: «Который год подряд мы встречаемся с вами накануне 26 апреля, чтобы вспомнить, как это было, и выразить вам глубочайшее уважение и благодарность за подвиг, который вы совершили, встав на пути катастрофы. Атомщики учли урок той трагедии и сегодня в России при возведении новых энергоблоков, главным приоритетом в строительстве является безопасность. Безопасность первична, всё остальное вторично. Если рассматривать это с точки зрения капиталовложений, то при возведении нового ядерного объекта доля капиталовложений в безопасность составляет более 40 процентов».

Заместитель главы администрации Волгодонска по социальному развитию Наталья Полищук выразила огромную благодарность ликвидаторам, которые ценой здоровья, а порою и жизни, спасли мир от радиоактивной угрозы, минимизировав последствия ядерной аварии. Наталья Викторовна поблагодарила волгодонских ликвидаторов за активное участие в общественной жизни и большую просветительскую работу среди подрастающего поколения.

Со своей стороны председатель организации «Ликвидатор» Александр Фомин поблагодарил атомщиков и городские власти за внимание к проблемам «чернобыльцев», многолетнее сотрудничество и постоянную, в том числе, финансовую поддержку. Он также отметил: «В Волгодонске, в отличие от многих других городов, проблемам чернобыльцев уделяется огромное внимание, и мы всегда находим понимание и поддержку у атомщиков. В течение последних пять лет мы получаем от Ростовской АЭС благотворительные средства, которые, мы направляем на решение медицинских вопросов — дорогостоящая диагностика, зубопротезирование, лечение, операции. Спасибо за эту помощь».

Встреча продолжилась обсуждением планов сотрудничества и насущных вопросов, в решении которых чернобыльцам могут помочь городские власти и атомщики.

В ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС приняли участие порядка 600 жителей Волгодонска, 83 из них — работники Ростовской АЭС. Город принял сотни семей беженцев из заражённых территорий. Сегодня на учете в ветеранской организации Ростовской АЭС состоит 24 участника ликвидации аварии на ЧАЭС, 22 человека ещё продолжают трудиться на атомной станции.

Соб. инф.
Фото Вячеслава Пшеничного

мая 17

Ветеранов Ростовской АЭС наградили медалями концерна

Чернобыльцы — награждениеВ рамках мероприятий, приуроченных к 30-летию Чернобыльской аварии, руководство Ростовской АЭС 22 апреля провело встречу с участниками ликвидации последствий этой катастрофы, работающими или работавшими на атомной станции. В ходе этой встречи 42 атомщика были награждены памятными медалями концерна «Росэнергоатом» «Участник ликвидации аварии на ЧАЭС», а ещё четверо — памятными значками «30 лет ликвидации аварии на ЧАЭС».

«Все уроки Чернобыльской катастрофы превращены в конструкторские, проектные, эксплуатационные решения. Но когда мы возвращаемся в памяти к этим дням, мы, в первую очередь говорим о героях Чернобыля — тех людях, которые встали на пути катастрофы. Многие из атомщиков, кто принял на себя этот удар, до сих пор работают на Ростовской АЭС. Это наш золотой фонд, носители уникальных знаний и бесценного опыта, прошедшие через горнило катастрофы и остановившие беду. Эти люди знают, что культура безопасности для атомщика — это философия и правила жизни, они являются носителями этих знаний и этой культуры. Конечно, руководство атомной станции оказывает особое внимание вопросам социальной защиты чернобыльцев. Большинство из них получили значительный вред здоровью, многие, к сожалению, уже ушли из жизни. Помочь тем, кто сегодня нуждается в поддержке — это наш долг», — отметил заместитель директора по управлению персоналом Ростовской АЭС Михаил Рябышев.

Соб. инф.
Фото Юрия Шершунова

Апр 19

Чернобыль — 30 лет спустя

В Санкт-Петербурге 7 – 8 апреля состоялась Международная научно-практическая конференция «Чернобыль — 30 лет спустя: результаты реабилитации пострадавшего населения и территорий». В работе пленарного заседания НПК и в одной из её секций принял участие член Совета ветеранов Ростовской АЭС Юрий Шершунов. Юрий Степанович поделился своими впечатлениями о конференции:

— Организатор конференции — Общероссийской союза общественных объединений Союз «Чернобыль» России при поддержке администрации Санкт-Петербурга и Всероссийской организации «Союз «Чернобыль».

В конференции приняли участие консулы Японии, Беларуси, Казахстана. В программу пленарного заседания были включены доклады ведущих специалистов России, Республики Беларусь, Украины, Швеции, Японии и международных организаций (МАГАТЭ), работающих в области радиационной гигиены и безопасности. Был представлен также доклад украинских специалистов из института НАН (г. Киев). Представителями МАГАТЭ были даны рекомендации о возвращении к нормальной жизни на территориях, пострадавших от чернобыльской катастрофы.

А затем работа была организована по двум секционным направления — «Социально-правовые проблемы граждан, пострадавших от воздействия радиации, и пути их решения» и «Организация медицинского обслуживания, специального диспансерного обследования и динамического наблюдения, анализ отдалённых последствий их заболеваемости, реабилитации, обеспечения лекарственными препаратами и санаторно-курортным лечением лиц, пострадавших от радиационных аварий и катастроф. Проблемы и пути их решения».

Российские делегаты прибыли на конференцию со всех уголков страны.

Благодаря поддержке директора Ростовской АЭС Андрея Александровича Сальникова, в работе НПК участвовала волгодонская делегация, в состав которой я вошел от Совета ветеранов атомной станции как ликвидатор Чернобыльской аварии. Также нашу делегацию представляли Александр Фомин, председатель Волгодонской городской общественной организации инвалидов Чернобыля «Ликвидатор» и член этой организации Виктор Криволапов.

Мы предоставили доклад «Об опыте работы общественной организации по защите прав инвалидов ЧАЭС», который получил высокую оценку. В обсуждениях нашего доклада участники НПК отмечали, что, к сожалению, в ряде случаев отсутствуют хорошо отлаженное взаимодействие и помощь чернобыльским организациям со стороны городских администраций. Наши ликвидаторы постоянно с большой благодарностью говорят о поддержке со стороны Ростовской АЭС, все выделяемые атомной станцией средства расходуются на лечение и оздоровление и в прямом смысле спасли не одну жизнь.

Всего в ходе конференции прозвучало 55 докладов, все они вошли в итоговый сборник тиражом 300 экземпляров, он размещён в том числе в электронном и печатном виде в Президентской библиотеке им. Б.Н. Ельцина. Тематика докладов охватила широкий спектр вопросов. Остро прозвучал вопрос сохранения исторической памяти о людях и событиях трагедии, о подвигах, цена которым подчас была жизнь.

Констатировалось, что эта тема на государственном уровне не учитывается при патриотическом воспитании молодёжи. С трибуны конференции прозвучала критика действующего законодательства и правоприменительной практики, по той причине, что тенденция постоянного изменения законодательства по этой тематике склонна нивелировать пострадавших и ликвидаторов до уровня бытового травматизма.

По итогам НПК принят развёрнутый проект Решения, намечен вектор работы.

Юрий Шершунов.
Фото с сайта http://www.mchs.gov.ru/dop/info/smi/news/item/9137541/

Апр 19

Воспоминания участников событий на Чернобыльской АЭС

Репишный Василий Алексеевич

Василий Алексеевич Репишный.

Награждён Орденом Мужества за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС.

Я работал машинистом бульдозера на строительстве Ростовской АЭС в подрядной организации — сооружали пруд-охладитель.

Когда узнал про аварию на Чернобыльской АЭС, тут же записался добровольцем вместе с другом Григорием Мордалюком (он умер в 2009 г.).

ДЭТ-250И уже 5 мая 1986 года мы прибыли в аэропорт «Жуляны». Там прямо с самолётов «Антей» выгружали и перегоняли в Вышгород наши бульдозеры ДЭТ-250.

Прибывшая техника была оборудована системами радиоуправления по разработке Красноярского политехнического института, в мирное время предназначенная для геологов.

Мы, как квалифицированные специалисты, подучили ещё 12 человек работе на этой технике в течение трех дней, и 10 мая 1986 года отбыли на ЧАЭС.

Основная работа заключалась в очистке территории, расположенной вплотную к четвёртому энергоблоку, от графита и искорёженных конструкций. Тем самым мы обеспечили подходы для начала строительства саркофага. Управление техникой вели из башен ИМРов (инженерной машины разведки). Не смотря на то, что ИМРы имели мощную дополнительную свинцовую защиту, наши смены не превышали 15 – 20 минут в сутки.

Потом, по расчищенному, планировали засыпать щебень, затягивали железнодорожное полотно и платформы для фундамента первой линии опалубки саркофага.

Домой вернулся через 18 дней, потому что «перебрал» разрешённую дозу облучения, долго лечился в санатории.

А через год снова добровольно участвовал в ликвидации последствий землетрясения в Армении. К сожалению, все мои напарники уже ушли из жизни. Из нашей команды в живых остался я один.

Апр 12

Воспоминания участников событий на Чернобыльской АЭС

Хожаков В.К.

Владимир Константинович Хожаков, ветеран Ростовской АЭС.

Когда случилась беда на Чернобыльской АЭС, я работал главным специалистом в Азербайджанском республиканском радиоцентре, который глушил «вражеские голоса» западных радиостанций. Радиоцентр справлялся «на отлично» — до бакинцев не долетали голоса Севы Новгородцева, Виктора Французова и других зарубежных пропагандистов. Но, к сожалению, это никак не могло решить проблему последствий Чернобыля, и её решали советские граждане. Люди ехали со всего СССР и, причём, далеко не все хорошо ориентировались в том, что им предстояло делать. В мае 1987 года я был призван как военнообязанный на шестимесячные сборы.

Лично я понимал, куда я попаду. Вариантов на самом деле было два — Афганистан и Чернобыль. Больше склонялся к Чернобыльскому варианту. Понимали это и мои родные, которые готовы были бежать во все инстанции и требовать мне бронь, в военкомате, впрочем, намекнули, что за 1200 рублей за каждый «откосивший» месяц смогут решить вопрос. Но я как-то постыдился мысли искать способы, чтобы уйти от повестки. Совесть не позволила, да и секретарю парторганизации не к лицу это. И вот посадка в пассажирский поезд, идущий до столицы Украины — Города-героя Киева. Конечно, тревога на душе была, но явно проявлялась она не у всех. Помню одного паренька, который очень сильно нервничал в поезде. Но его я ещё запомнил не только за это, а в совокупности ещё и с тем, что уже в Чернобыле я в последствии увидел его фотографию на доске почёта как лучшего бригадира плотников.

Прибыли. Строем выдвинулись на привокзальную площадь. Неприятно пуст Киевский вокзал. На привокзальной площади автобусы «Икарусы» и ЛАЗы. А следующим утром началась солдатская жизнь, после развода многие отправились на станцию, а уже к обеду возвращались, их сменяли другие смены — и так из дня в день.

на ЧернобылеРазместили нас в самом Чернобыле. Находится город в 17 километрах от АЭС. Сначала я попал в команду разнорабочих. Требовались срочно рабочие руки на укладку специальных блоков, напоминающих кирпичи, но весом в 30 килограмм каждый. Работали в полуподвальном помещении с повышенным радиационным фоном. Идея была такова: закрыть «фонящую» капитальную стену этим блоками и создать биологическую защиту. Разбились на группы и клали кирпичи по 20 минут каждый. Я вызвался первым, так как с моим невысоким ростом легче было укладывать первые ряды специальных блоков, но из-за этого я уже в первый день превысил суточную радиационную дозу в полтора раза. Были разбирательства, думали, что я — вредитель. Но всё обошлось, и опять я влился в работу, но уже связанную с видеонаблюдением.

Вообще, грязная зона на АЭС была не везде, на пристанционной территории можно было находиться без проблем. Получив задание, ликвидаторы подъезжали к заданному объекту, разведка определяла уровень радиационного фона, вычисляла, сколько времени бойцы должны находиться в данном месте, и только после этого все включались в работу. «Фоны» везде были разные, всё время шли изменения и измерения фона. На «грязных» объектах, как правило, работали недолго. Но «схватить» дозу в принципе было реально. Например, при работах по очистке некоторых помещений, где надо было всего-то залить пол специальным вяжущим составом, потом соскрести и поместить в специальный контейнер — работали по принципу человеческого конвейера. Каждому участнику отводилась одна операция в условиях жёсткого лимита времени, иногда не превышающего несколько десятков секунд. Один брал ведро со специальным составом и бегом доставлял до нужной точки, второй производил разлив абсорбента — и так один за другим, пока вся операция не была выполнена.

Скажу сразу, что одни сутки пребывания в Чернобыле у нас шли за трое суток. То есть, шесть месяцев армейских сборов превращались в два месяца. Каждый боец имел два дозиметра, один измерял суточную дозу, другой был накопительный за всё время пребывания. Кстати, нас сразу предупредили, что если кто-то умышленно переберёт дозу или сам дозиметр поместит в грязную зону, того будут судить за умышленное членовредительство.

Руководить работой в «грязной» зоне помогали и камеры промышленного ТВ. За обслуживанием этой аппаратуры видеонаблюдения прошла моя большая часть командировки. За этим оборудованием очень следили. Чистили и производили замену, если это требовалось. Отсоединить-присоединить два разъёма, выкрутить-вкрутить два винта, эту операцию производили вшестером.

Из неприятных моментов я бы отметил, что при ежедневной замене рабочей одежды не всегда можно было подобрать свой размер. А из положительных — хорошее питание, обилие овощей, неограниченное количество минеральной воды.

Спиртного, конечно, не было. Контрабандой-то доставали те, кому уж так не терпелось выпить. Но это были редкие случаи. Хотя ходили слухи, что в первое время ликвидации вроде бы наливали по сто граммов, но, как показала практика, не все ограничивались ста граммами, и это только вредило работе. Поэтому эту практику и отменили, но достоверно слухи о «фронтовых пайках» подтвердить не могу.

Два месяца пролетели быстро. Сначала даже хотел остаться «на сверхсрочную», но, глядя как уезжают все знакомые, передумал. По итогам двух месяцев ликвидации аварии я получил около четырёх с половиной тысяч рублей! Эти деньги ушли на переезд из Азербайджана в Россию. В Волгодонске я устроился на Ростовскую АЭС. Сначала в электроцех, а потом так получилось, что перешёл в отдел информации и там и проработал до самой пенсии…

Подготовил Александр Илюшин

Мар 30

Воспоминания участников событий на Чернобыльской АЭС

Юрий Степанович Шершунов, ветеран Ростовской АЭС.

Шершунов Ю.С.Работал в составе УС-605 руководителем службы радиационной безопасности 13-14 районов, дезактивация ВСРО, кровли машинного зала блока № 4.
Имеет награды:
• Юбилейная медаль «50 лет атомной энергетике России»;
• Правительственная награда Медаль «За спасение погибавших»;
• Памятный знак МЧС «Участнику ЛПА на ЧАЭС. 25 лет»;
• Почетные грамоты Припятского горкома компартии Украины.
• Почетная грамота организации «Союз-Чернобыль России» 2015г.

В 1987 году я был откомандирован на Чернобыль по приказу Министерства среднего машиностроения в УС-605.

Первое назначение — инженер 1-й категории службы дозконтроля. Через короткое время был назначен начальником службы дозконтроля 13-го района, в дальнейшем 13-му району был передан 14 район. Основные работы на тот момент были сконцентрированы на подготовку пуска третьего энергоблока. Для этого ускоренными темпами велись работы по восстановлению технологических схем оборудования блока № 3 и здания ВСРО (вспомогательные системы реакторного оборудования) блоков № 3 и № 4, также велась дезактивация деаэраторной этажерки и кровли машзала 4-го блока, ремонтная покраска кровли саркофага «Объект укрытие» и другие текущие работы.

Каждый день ставил новые задачи — они выполнялись, по другому и не могло быть. Коллектив был сформирован из командированных со всех предприятий Минсредмаша, секретность «географии» предприятий трещала по швам. Уровень подготовки дозиметристов был высокий, многие на своих предприятиях, связанных с топливным циклом, прошли школу работы в жёстких условиях. Рабочее место оперативников службы дозконтроля располагалось в относительно «чистом» для тех условий месте — ХЖТО (хранилище жидких и твёрдых радиоактивных отходов), к этому относились с юмором. Организационно работа строилась с целью обеспечить дозконтроль в районах таким образом, чтобы смены по 800-1000 человек допускались и контролировались чётко, без задержки и без превышения установленных дозовых нагрузок. Время работы в понимании «смена» не имело значения, в первую очередь, это было обследование всех объектов, подлежащих дезактивации и восстановлению с выдачей картограмм источников излучения, на основании этого — выдача рекомендаций строителям, допуск к месту работы при жёстком контроле их выполнения. Бывало так, что приходилось за шиворот с места проведения работ выводить тех, кто не понимал, почему дают конкретное время на выполнение работы. Можно отметить, что задача " не допустить превышения" была решена, не было допущено ни одной аварийной ситуации, связанной с превышением разрешённых дозовых нагрузок.

Отдельно мне было поручено обеспечить работу переданной в подчинение группы радиационной разведки, работавшей со специалистами НИИ им.Курчатова. Их основной задачей являлся контроль за поведением и прогнозированием разрушенного реактора. В ходе работ по распоряжению Штаба правительственной комиссии была поставлена задача проложить маршрут прохождения робототехники для осмотра подреакторного пространства. Для этих работ было дано разрешение на работу из дозы 25 БЭР. Предпринималось две попытки прокладки маршрута. Первая организационно была сорвана не по вине исполнителей. Вторую попытку из-за отсутствия ранее допущенных к работе лиц, я разрабатывал и проводил самостоятельно. Так как проложить маршрут не получилось, я назвал это прогулкой за впечатлениями. Предварительно намеченные варианты прохода по планам помещений рассыпались, когда, стоя в очередном помещении, понимаешь, что потолок над головой должен быть на высоте 11,5 метра, а не на расстоянии вытянутой руки. И так практически везде по ходу движения. Бетонное безмолвие слегка волнистое, местами ровное и как бы стекающее, и в тоже время без движения, — везде, куда не посветишь. Запомнился и зал ГЦНов в самом начале маршрута — торчащие макушки колпаков из бетонного озера на разной высоте; чем дальше по залу — тем сильнее погруженные в бетон, и лампа накаливания обыкновенная, потемневшая от гамма-излучения на простом проводе, продолжавшая светить одна на весь зал. Полученная доза оказалась меньше, чем предполагалось, но и её пришлось оставить только в памяти, т.к. по основному месту работы были бы ограничения. Через три месяца закончилась командировка — я вернулся к выполнению служебных обязанностей на реакторный завод БН-350. С ноября 1988 года работал на Ростовской АЭС начальником отдела ОТ и РБ.

8 (495) 647-4364
e-mail: info@moovk.ru
Межрегиональная общественная организация ветеранов концерна "РОСЭНЕРГОАТОМ"
© 2012 все права защищены
© 2012 Заказать сайт-визитку Brand Energy
Top